Русские «Виргинские острова»: анализ законодательства о международных компаниях

Публикация в Legal Insight

сентябрь 2018 г.

Законодательные нововведения относительно «русских офшоров» изначально позиционировались как инструмент помощи компаниям российского капитала, имеющим значительное международное присутствие и попавшим под новый виток санкций США. В данной статье рассматривается, насколько выгодными могут быть смена резидентности и приобретение статуса международной компании для «неподсанкционного» бизнеса.

В начале августа вступили в силу Федеральный закон «О международных компаниях» (да­лее — Закон о международных компаниях), соответствующие поправки в Налоговый кодекс РФ и Федеральный закон «О валютном регулиро­вании и валютном контроле», регламентирующие особый статус международных компаний в Россий­ской Федерации.

Отметим, что это далеко не первые меры, при­нимаемые отечественным законодателем для при­влечения в Российскую Федерацию иностранных инвестиций. Законодательные нормы о налого­вой амнистии и освобождении от налогообложе­ния ликвидационных выплат, полученных от ино­странных контролируемых компаний, действуют в течение уже достаточно продолжительного вре­мени, однако они были направлены исключитель­но на возврат капиталовложений, перемещенных российскими резидентами за рубеж.

Законодательные новеллы в отношении между­народных компаний позиционировались на ста­дии обсуждения законопроекта как инстру­мент противодействия иностранным санкциям, направленным на ряд крупных компаний россий­ского капитала, в частности путем перерегистра­ции в Российской Федерации крупных иностран­ных корпораций, в отношении которых были вве­дены санкционные меры.

Можно сказать, что с этой задачей законодатель справился — вскоре после официальной публика­ции пакета федеральных законов, направленных на создание «внутренних офшоров», несколько попавших под санкции компаний приняли реше­ние о редомициляции в Российскую Федерацию в качестве международных. В частности, уже в середине августа совет директоров UC RUSAL (о. Джерси) одобрил переход под российскую юрис­дикцию, аналогичное решение приняла компа­ния En+ Group в отношении кипрской «дочки» En+ Holding Limited.

В статье анализируются законодательные ново­введения и прогнозируется судьба островов Рус­ский и Октябрьский. Повторят ли они успешный опыт свободных зон в ОАЭ и превратятся ли в оплот нерезидентного капитала в Российской Федера­ции или же останутся инструментом оказания государственной помощи узкому кругу «санкционных» компаний?

Регистрация международной компании

В соответствии с законом о международных ком­паниях и Федеральным законом от 03.08.2018 № 291-ФЗ «О специальных административных рай­онах на территориях Калининградской области и Приморского края» (далее — Закон о специаль­ных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края), ре­гистрация международных компаний на террито­рии Российской Федерации возможна только в двух зонах: на острове Октябрьский в Калининградской области и острове Русский в Приморском крае.

Регистрация международной компании может быть осуществлена только путем редомициляции иностранного юридического лица в Российской Федерации, соответственно, новое юридическое лицо не создается, иностранное юридическое лицо не ликвидируется, а меняет страну регистрации и правовой статус. При этом такое иностранное юридическое лицо должно являться коммерческой корпоративной организацией, а законодательство государства регистрации должен допускать возможность смены личного закона компании и пе­ререгистрацию в иную юрисдикцию (редомици­ляцию). Следует отметить, что не все иностранные государства допускают редомициляцию юридиче­ских лиц в другие страны, при этом международная компания после регистрации в Российской Федера­ции обязана представить подтверждение об ее исключении из иностранного реестра юридических лиц ввиду редомициляции в России.

Заметим, в изначальной редакции законопро­екта предлагалась норма, согласно которой статус международных компаний могли получать также российские юридические лица. Однако Банк Рос­сии выступил с критикой данного предложения, сославшись на возможные злоупотребления со сто­роны российских юридических лиц. В итоге окончательная редакция закона предусматривает возмож­ность перерегистрации в качестве международной компании только для иностранных организаций.

Для получения статуса международной компа­нии иностранное юридическое лицо должно:

— осуществлять предпринимательскую деятель­ность на территории нескольких государств (включая Российскую Федерацию) напрямую либо через подконтрольных лиц;

— подать заявку на заключение договора об осу­ществлении деятельности в качестве участника специального административного района;

— принять на себя обязательства по инвестиро­ванию в Российской Федерации;

— быть зарегистрированным (созданным) в госу­дарстве, которое является членом или наблю­дателем ФАТФ и (или) МАНИВЭЛ.

Минимальный объем инвестиций составляет 50 млн. рублей. При этом возможны инвестиции в форме капитальных вложений, а также вложений в уставный капитал или фонд либо в форме взносов в имущество российских юридических лиц.

Личным законом международной компании с мо­мента ее государственной регистрации в Россий­ской Федерации становится российское право.

Документы для регистрации международной компании подаются в управляющую компанию (российское юридическое лицо, которое создает­ся федеральным органом исполнительной власти в специальном административном районе и на ко­торое возлагаются функции по обеспечению его функционирования). В частности, для регистрации международной компании должны быть предостав­лены сведения о ее бенефициарных владельцах. От­метим, что в соответствии со ст. 13 Закона о специ­альных административных районах на территори­ях Калининградской области и Приморского края управляющая компания помимо выполнения ад­министративных функций в случае необходимости осуществляет также функции по оказанию участ­никам специального административного района услуг для ведения соответствующей деятельности (в том числе юридических, бухгалтерских), что по­тенциально может повлечь за собой обязательное фактическое приобретение указанных услуг имен­но у управляющей компании. Также международ­ная компания обязана информировать управляю­щую компанию об изменении сведений, указан­ных в п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юриди­ческих лиц и индивидуальных предпринимателей» (за исключением данных о полученных лицензи­ях) в течение трех дней с момента введения таких изменений в действие.

Прекращение статуса международной компании

Прекращение статуса международной компании возможно без изменения ее личного закона как в добровольном порядке путем принятия решения общим собранием участников (акционеров), так и принудительно в случае выявления управляющей компанией фактов несоответствия международной компании требованиям, указанным в федеральном законе. В таких случаях, лишаясь статуса между­народной компании, общество имеет права и несет обязанности в соответствии с Федеральным зако­ном от 08.02 1998 № 14 «Об обществах с ограничен­ной ответственностью» или Федеральным законом от 26.12.1995 № 208 «Об акционерных обществах».

Что касается редомициляции международной компании из Российской Федерации (измене­ния личного закона посредством регистрации в иностранном государстве, законодательство которого позволяет осуществлять это), то она возможна только с согласия Правительства РФ. При этом федеральный закон не устанавливает критериев принятия Правительством РФ реше­ния о возможности регистрации международной компании в иностранном государстве в порядке редомициляции.

Цена вопроса

Международная компания обязана уплачивать ежегодный регистрационный сбор в размере и по­рядке, которые устанавливаются Налоговым кодек­сом РФ. Однако в настоящее время соответствую­щие нормы еще не приняты.

Налоговые льготы

Налоговые льготы, установленные Налоговым ко­дексом РФ, применяются только в отношении ме­ждународных холдинговых компаний. Согласно п 1 ст. 24.2 НК РФ, для получения такого статуса нужно:

— чтобы международная компания была создана до 1 января 2018 г.;

— чтобы она не позднее чем через 15 рабочих дней после регистрации представила в налоговый орган свою финансовую отчетность за последний завершившийся до даты реги­страции финансовый год, аудиторское заклю­чение к финансовой отчетности без отрица­тельногомнения или отказа в выражении мнения, а также сведения о контролирующих лицах;

— чтобы к моменту регистрации международной компании контролирующие лица стали тако­выми до 1 января 2017 г.

При этом лицо признается контролирующим лицом международной компании в следующих случаях:

— если доля участия этого физического или юри­дического лица составляет более 15 % (для фи­зических лиц указанная доля рассчитывается совместно с супругами и несовершеннолет­ними детьми) — п. 3.1. ст. 25.13 НК РФ;

— если лицо осуществляет контроль над компа­нией в своих интересах или в интересах су­пруга и несовершеннолетних детей (при этом доля участия в капитале не превышает 15 %) — п. 6 ст. 25.13 НК РФ.

Международная компания утрачивает статус международной холдинговой компании в любом из указанных случаев (п. 2 ст. 24.2 НК РФ):

— если было принято решение о реорганизации в форме присоединения или слияния, за исклю­чением случаев присоединения либо слияния с другой международной компанией, также отвечающей условиям признания ее между­народной холдинговой;

— если в течение 365 календарных дней после регистрации в качестве международной ком­пании у нее появилось новое контролирующее лицо, которое не являлось таковым на дату ре­гистрации международной компании (не при­меняется к публичным компаниям);

— если статус международной компании был из­менен в соответствии с Законом о междуна­родных компаниях.

Международная холдинговая компания не учи­тывает прибыль КИК при определении налоговой базы по налогу на прибыль (п. 58 п. 1 ст. 251 НК РФ), если она имела такой статус на дату определения этой прибыли. Указанная льгота действует до 1 ян­варя 2029 г.

Также международные холдинговые компа­нии могут применять нулевую ставку по налогу на прибыль по полученным дивидендам (подп. 1.1 п. 3 ст. 284 НК РФ) при соблюдении следующих условий:

— на дату выплаты дохода компания имеет статус международной холдинговой компании;

— в случае получения дивидендов от ино­странной организации такая организация не должна быть зарегистрирована в оф­шорной зоне;

— на день принятия решения о распределении дивидендов международная компания имеет в собственности не менее 15 % капи­таладочерней компании, выплачивающей дивиденды, в течение периода не менее 365 календарных дней непрерывно.

Подтверждение наличия статуса международной холдинговой компании должно быть представле­но налоговому агенту до выплаты дивидендного дохода:

по доходам от реализации (выбытия) долей участия в капитале / акций организаций (п. 4.1 ст. 284 НК РФ) при соблюдении следующих условий:

— на дату получения дохода компания имеет статус международной холдинговой ком­пании;

— иностранная организация, в отношении долей в капитале / акций которой применяется льгота, не должна быть зарегистри­рована в офшорной зоне;

— на дату выбытия акции российских орга­низаций должны принадлежать междуна­родной компании в течение периода, пре­вышающего пять лет;

— акции (доли участия в капитале) на дату выбытия должны составлять не менее 15 % от вклада в уставном капитале;

— на по­следнюю отчетную дату перед выбытием акций (долей участия в капитале) активы организации состоят из недвижимого иму­щества, находящегося на территории Рос­сийской Федерации, в размере не более 50 %.

Налоговые льготы для акционеров (участников)

Ставка налога у источника в отношении диви­дендов составляет 5 % при выплате иностранным участникам / акционерам, если компания является публичной и на дату выплаты дохода имеет статус международной холдинговой. Пониженная ставка применяется к доходам, полученным до 1 января 2029 г. (подп. 1.2 п. 3 ст. 284 НК РФ).

Прибыль международных холдинговых компа­ний не учитывается у контролирующих их лиц (подп. 9 п. 1 ст. 25.13-1 НК РФ).

Валютное регулирование

В целях осуществления валютного регулирования международные компании признаются нерезиден­тами Российской Федерации (подп. «в» п. 6, подп. «е. 1» п. 7 ч. 1 ст. 1 Закона о валютном регулирова­нии и валютном контроле).

Выводы

Статус международной компании не предостав­ляет организации каких-либо налоговых преиму­ществ. Для получения налоговых льгот междуна­родная компания должна квалифицироваться как международная холдинговая, причем указанный статус доступен только уже созданным иностран­ным организациям (с учетом ограничений по дате создания организации и дате, на которую контро­лирующие ее лица стали таковыми). Единствен­ным преимуществом международных компаний, не обладающих статусом международных холдин­говых, является статус нерезидента для примене­ния российского законодательства о валютном ре­гулировании и валютном контроле.

Отметим, что все российские организации име­ют право на освобождение от налогообложения в отношении получаемых дивидендов при усло­вии владения более чем 50 % капитала дочерней компании в течение периода, превышающего 365 дней. Освобождение также применяется при уча­стии в капитале дочерних компаний и при условии владения долями в течение периода, превышаю­щего пять лет.

Что касается льготы в отношении налога у источ­ника при выплате дивидендов зарубежным участ­никам / акционерам международной компании, то пониженная ставка налога у источника в Рос­сийской Федерации может применяться только публичной международной холдинговой компа­нией и составлять 5 %. Отметим, что многие соглашения об избежании двойного налогообложения, заключенные Российской Федерацией, содержат условие о применении ставки налога у источника в отношении дивидендов в размере 0 %, без огра­ничения применения положений соглашения отдельными видами юридических лиц.

В отношении освобождения прибыли КИК от включения в налоговую базу по налогу на при­быль, применяемому к международным холдинго­вым компаниям, можно заметить, что Налоговым кодексом РФ предусмотрен ряд случаев, когда по­добное освобождение доступно для всех контро­лирующих лиц — резидентов РФ (например, когда КИК является активной компанией или активной холдинговой компанией).

Таким образом, значительные налоговые льго­ты могут получить лишь международные компа­нии со статусом международных холдинговых: при соблюдении ряда условий они освобождают­ся от налогообложения в отношении иностранных дивидендов, а также доходов от продажи (выбытия) акций (долей) дочерних компаний.

Решение о редомициляции в Российской Феде­рации, принятое рядом «подсанкционных» ино­странных компаний, вероятнее всего, было вы­звано необходимостью реструктуризировать вла­дение путем снижения доли владения дочерними компаниями, привлечения заемного финансирова­ния и проведения его внутригруппового распреде­ления, а также структурирования выплат дивиден­дов с территории РФ. Несмотря на то, что санкции в отношении лиц, включенных США в SDN-лист, обязательны к применению лишь на территории США лицами, подпадающими под американскую юрисдикцию, американское санкционное законо­дательство (в частности, CAATSA) содержит нор­мы, предусматривающие возможность включения в санкционные списки иностранных лиц, осуще­ствляющих операции с фигурантами списка SDN. При этом санкционные ограничения распростра­няются также на все компании, прямо или косвен­но на 50 % и более принадлежащие одному либо нескольким подсанкционным лицам. Кроме того, в конце мая 2018 г. OFAC выпустило разъяснение, согласно которому выплата дивидендов в пользу подсанкционных лиц может привести к примене­нию вторичных санкций в отношении компаний, выплачивающих дивиденды.

Поскольку при регистрации на острове Джер­си, местом эффектиного управления UC Rusal являлась территория Республики Кипр, то и UC Rusal, и En+ Holding Limited имели возмож­ность применять как сеть кипрских соглашений об избежании двойного налогообложения для снижения ставки налога у источника на полу­чаемые дивиденды в стране выплаты, так и по­ложения кипрского налогового законодатель­ства в отношении льготного налогообложения полученных компаниями дивидендов и дохо­дов от продажи акций / долей дочерних компа­ний. Следовательно, при переходе таких компа­ний под российскую налоговую юрисдикцию и снижении доли владения в капитале дочерних компаний до уровня менее 50 % для сохранения уровня налоговой нагрузки этим компаниям по­требуется получение статуса международных холдинговых, так как общая налоговая льгота, установленная Налоговым кодексом РФ, приме­няется только в случае владения более чем 50 % капитала дочерней компании. В отношении ме­ждународных холдинговых компаний данное пороговое значение установлено в размере 15 %.

Что касается перспектив перерегистрации в «русских офшорах» иностранных компаний, не попавших под действие санкций, можно от­метить следующее. С учетом того, что на данный момент не известен размер ежегодного сбора, который будет взиматься с международных ком­паний, а также с учетом довольно значительной суммы требуемых инвестиций в Российской Фе­дерации и необходимости получения разрешения Правительства РФ на редомициляцию из России считаем, что в ближайшее время не стоит ожи­дать от рядовых иностранных компаний значи­тельного интереса к российским «офшорным» островам.

Авторы:

Дарья Невская, Советник Департамента корпоративной практики и M&A в FTL Advisers, Ltd.

Наталья Пацева, Управляющий партнёр FTL Advisers, Ltd.